ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА - СБК-48 - Виртуальная выставка

СБК 48 - Памятник эпохи первых орбитальных стартов
Перейти к контенту
ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
Во время подготовки первого полёта человека в космос не исключалась возможность того, что космический корабль окажется в плену орбиты, хотя планировалось совершить только один виток вокруг Земли. Поэтому система жизнеобеспечения полёта рассчитывалась на десять суток. Было необходимо экспериментально проверить: выдержит ли психика человека длительное пребывание в одиночестве в кабине малого объема.
Так в практику космической медицины вошла сурдобарокамера (модификация «СБК-48»), назначение которой состояло в 10-15 суточной изоляции кандидатов в космонавты от каких-либо внешних воздействий.
«В помещении, где была расположена СБК, поддерживалась строгая тишина, в камеру не проникали
ни посторонние звуки, ни дневной свет, ни человеческие голоса. Контакт с «Землёй» - только в чрезвычайной ситуации», - вспоминает Ирина Павловна Пономарёва, ведущий научный сотрудник Института медико-биологических проблем РАН (в 1960-е годы старший лаборант отдела Института авиационной и космической медицины).

Что может происходить с человеком в течение десяти суток в необычных условиях: без внешнего контакта, в ограниченном объёме и в полной тишине? Врачи предсказывали: через четверо суток начнутся слуховые галлюцинации и другие отклонения в психике, при этом приходилось учитывать, что невесомость в космосе ещё более усугубит положение. Многие космонавты считали многодневные испытания в сурдобарокамере едва ли не самыми сложными в общей программе подготовки.

Первым в «СБК-48» вошёл В.Ф. Быковский (06.04.1960г.), за ним последовали Б.В. Волынов, П.Р. Попович,
А.А. Леонов. Юрий Гагарин стал пятым из отряда космонавтов, отправившихся в «многодневную командировку». Юрий Алексеевич проходил «отсидку», как сами называли будущие космонавты тренировку в сурдобарокамере,
с 26 июля по 5 августа 1960 года. Для него был предусмотрен «сдвинутый» распорядок дня, по которому сон приходился на интервал с 14:00 до 23:00 часов. «Юрий без труда освоил новый рабочий ритм. Когда наступало время отдыха, он ложился, быстро засыпал и спал глубоко, спокойно. Просыпался в назначенное время и без промедления приступал к выполнению намеченной программы. Несмотря на строгую изоляцию, Гагарин установил односторонний «контакт» с внешним миром: «он общался с дежурными, и, не слыша ответов, всё же вызывал наши улыбки… Мы подготовили рисунок с изображением неказистого смешного человечка со схемой расположения электродов, и Юра общался с ним, когда устанавливал электроды и готовился к записи данных», - вспоминает И.П. Пономарёва.

К сожалению, в ночь на 23 марта 1961 года, когда шли десятые сутки пребывания в СБК Валентина Бондаренко,
в камере возник пожар и самый молодой член отряда получил смертельные ожоги. Последующие эксперименты проводились в другой модернизированной сурдокамере.

Шло время, менялись методы и технические средства подготовки космонавтов. Но с годами зрело понимание важности экспериментов, проводимых на первых этапах становления пилотируемой космонавтики, и СБК стала представлять собой музейную ценность. Под угрозой исчезновения мог оказаться предмет, который является неотъемлемой частью истории отечественной космонавтики. Благодаря инициативной группе Музея и подвижничеству И.П. Пономарёвой, удалось достичь договорённости о размещении одного из немногих уцелевших объектов, связанных с историей подготовки будущих космонавтов, на родине Ю.А. Гагарина. В 1993-94 годах был осуществлён демонтаж «СБК-48» с последующей транспортировкой из Москвы в Объединенный мемориальный музей Ю.А. Гагарина. Вместе с ней был передан и архив технической документации. Здесь сурдобарокамера получила второе рождение. Сегодня «СБК-48» по праву считается одним из основных музейных экспонатов, позволяющих погрузиться в атмосферу подготовки полёта первого космонавта планеты.

В образовательную практику Музея вошла программа «Наедине с самим собой». Наряду с его сотрудниками
в работу были вовлечены ветераны космической отрасли и будущие космонавты. Участнику программы предоставляется возможность ощутить себя испытуемым, пройти психологические тесты, услышать «живые» голоса: Ю.А. Гагарина, П.Р. Поповича, В.В. Терешковой во время их пребывания в сурдобарокамере.

11 декабря 2012 года Политехнический музей совместно с другими государственными, ведомственными и частными музеями России провёл очередное заседание XXI Экспертного совета по реализации программы «Памятники науки
и техники в музеях России». Его целью было выявление «наиболее выдающихся произведений инженерно-технической мысли для дальнейшего их ввода в информационную базу культурного достояния Российской Федерации». Объединенный мемориальный музей Ю.А. Гагарина по праву может гордиться тем, что ему удалось сохранить и возвести в ранг Памятников культурного наследия один из уникальных предметов отечественной космонавтики – Сурдобарокамеру, сохранившей до наших дней дух ушедшей эпохи.

Назад к содержимому