МУЗЕЙ Ю.А. ГАГАРИНА - НОВОСТИ И СОБЫТИЯ - Музей Юрия Гагарина-Официальный сайт

www.gagarinm.ru
e-mail: gagarinm@list.ru
тел.: +7 481 356 39 44
ОБЪЕДИНЁННЫЙ МЕМОРИАЛЬНЫЙ

МУЗЕЙ Ю.А. ГАГАРИНА

город ГАГАРИН СМОЛЕНСКОЙ области
РОДИНА ПЕРВОГО КОСМОНАВТА ПЛАНЕТЫ
Перейти к контенту

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА В ЖИЗНИ ЮРИЯ ГАГАРИНА И ЕГО СЕМЬИ

Музей Юрия Гагарина-Официальный сайт
Опубликован вход АРХИВ 2020 · 18 май 2020
«Не смею говорить я о войне,
Но я скажу — есть родственная память.
Не дай нам Бог увидеть и во сне,
Того, что было пережито вами!..»
(Дмитрий Румата)


Гагаринское поколение… Плеяда неизбалованных, честных, смелых, целеустремлённых. «Дети войны» из породы закалённых, много испытавших; люди с правильными ориентирами - честь, совесть, труд, любовь… Кто ставил им эти ориентиры? – Страна. Подвиги её сынов – героев. Родители. Школа. И Время. Время, в котором была жестокая, страшная война, закалившая душу, укрепившая характер.


Дом-музей семьи Гагариных в д. Клушино


Первый космонавт Земли – оттуда, из того обожжённого войной времени. Читаем его воспоминания о тех тяжёлых днях, воспоминания его родных, земляков, современников - и как будто наяву видим околицу родного села Ю. Гагарина - Клушино, где прошло его раннее детство, и где прокатила своими тяжёлыми колесницами война. Она разрушила всё: планы, мирный уклад жизни.

Всякая семья в Клушино уже в первые дни войны стала семьёй фронтовика. Мужчины ушли на фронт, и женщины взяли на себя всю работу. Мать Юрия Гагарина Анна Тимофеевна на время начала войны работала свинаркой. Позже она вспоминала: «Нужно было сохранить поголовье. Нужно было выполнять военное задание по поставкам мяса. Мы выполняли… Мы тоже считали себя мобилизованными, тоже считали себя военными людьми. Потому что работали для фронта, потому что работали за себя и за тех, кто ушёл защищать Родину».

«Был чёрный хлеб, что слаще сдоб,
Был ратный труд, простой и страшный;
На фронте пашней пах окоп,
В тылу окопом пахла пашня.
Впрягались бабы в тяжкий плуг,
И почва впитывала стоны.
Мукóю, смолотой из мук,
На фронт грузились эшелоны…»
(П. Великжанин)


12 октября 1941 года в родное село Юрия Гагарина вошли фашисты и начали хозяйничать: разрушать, грабить, унижать, издеваться…
Так и не удалось Юре пойти по-настоящему в школу, а он так хотел стать школьником! Мама сшила ему для школы матросочку, Зоя обернула букварь в чистую газету и портфель свой отдала… Ребята проучились в школе чуть больше месяца. «В первое время оккупации, - вспоминала первая учительница Юрия К.Г. Филиппова, - я упорно пыталась продолжить занятия, хотя школа чуть не каждую неделю меняла места: то она располагалась в доме у церкви, потом там, где ныне медпункт, а напоследок мы приютились на краю села, в избушке Зубовых. Но в этом дворе немцы устроили конюшню, и когда приводили лошадей, то тут же, незамедлительно, выгоняли нас…»


Землянка Гагариных в д. Клушино


Мать космонавта, Анна Тимофеевна Гагарина, в своей книге «Слово о сыне» обозначила это тяжкое время так: «Мы оставались «под немцами» долгих полтора года: с 12 октября 1941 года по 6 марта 1943 года. Каждый из этих дней запомнился, оставил тяжелую зарубку на сердце… Клушино долгое время было отрезано от всего мира». А отец, Алексей Иванович, на фронт призван не был по причине тяжёлой травмы, полученной в младенчестве и повлекшей за собой значительную хромоту. Кроме того, в первые же дни войны он заболел тифом. То обстоятельство, что он вместе со своими земляками-мужчинами не может сражаться на фронте с фашистами, действовало на А.И. Гагарина удручающе: он, по словам Анны Тимофеевны, «стал мрачным, угрюмым и от общего горя, и от своей обиды».

Кто-то не поленился подсчитать, что оккупация села Клушино продолжалась 550 дней – дней испытаний, мужества и надежды.
Из архивного документа «Акты учёта злодеяний немецко-фашистских захватчиков над мирными гражданами и военнопленными и ущерба, причинённого народному хозяйству Гжатского района Смоленской области (от 24 марта 1943 г.)» - ГАСО) следует, что за время своего «хозяйничанья» колхозу им. Сушкина и другим находящимся на территории клушинского сельсовета колхозам («Красные пески», «Красный трудовик», «1 Мая») были причинены значительные разрушения и убытки. Только в колхозе им. Сушкина были уничтожены 27 домов колхозников с надворными постройками, колхозная канцелярия, сельпо, школа, два здания сельсовета, изба-читальня, клуб, множество сараев, овинов, амбаров; бани, птичники, скотные дворы и конюшни; большое количество сельхозинвентаря; весь колхозный скот (*гурт племенных коров был заранее эвакуирован из хозяйства). Были разграблены продукты из колхозных и личных амбаров, понравившиеся оккупантам предметы имущества... Из с. Клушино фашисты насильно угнали в Германию на подневольные работы 217 человек (и ещё 164 человека, эвакуированных ранее из других районов и проживающих в клушинской местности). «…Немцы широко применяли принудительный труд, выгоняли на работу стариков и детей, и больных… На работах применяли побои… Гагарин Алексей Иванович, 40 лет, получил 10 ударов…» В «Актах» приводятся виды насильственных работ и конкретные случаи наказаний и расправ над клушинцами.

Ю.А. Гагарин позже написал в своей книге «Дорога в космос»: «Нашу семью выгнали из дома, его заняли фашистские солдаты. Пришлось выкопать землянку, в ней и ютились. Жутко было ночами, когда в небе заунывно гудели моторы вражеских самолетов».


Фрагмент экспозиции землянки Гагариных в д. Клушино


В селе была высокая Никольская церковь; жаль было жителям, когда немцы её взорвали, предполагая, что она служила для советских летчиков ориентиром, по которому их бомбили. Однако их продолжали бомбить и после этого. Клушинские старожилы вспоминают, что в результате бомбёжек снарядами убивало лошадей, и иногда им перепадало мясо (конина). В качестве пропитания приходилось также собирать щавель, лебеду, клевер; всё это сушили и толкли, превращая в муку, пекли лепёшки.

Фашист Альберт (которого за жестокость прозвали «черт»), поселившийся в избе Гагариных, однажды повесил младшего братишку Юрия – Борю – на яблоневый сук (на шарфике). «…Хорошо, что баварца кликнул какой-то начальник, и мы с мамой спасли Бориса. Унесли его в землянку и едва привели в чувство».

Сильнейшее впечатление произвёл на Юрия случай встречи с советскими лётчиками, когда один из них не бросил товарища, самолёт которого был подбит. «…Утром лётчики улетели, оставив о себе светлые воспоминания. Каждому из нас захотелось летать, быть такими же храбрыми и красивыми, как они. Мы испытывали какое-то странное, неизведанное доселе чувство». Кто знает, вероятно, отпечаток этого события в сознании мальчика Юры дал мощный толчок его мечте о небе?!. И, несомненно, произошедшее явилось большим воспитательным моментом в плане формирования таких присущих ему в старшем возрасте качеств, как мужество и чувство товарищества.

В феврале 1943 г. старшие брат и сестра Юрия (Валентин и Зоя) были угнаны в Германию. «…Не помню, как домой добрела, - писала в своей книге А.Т. Гагарина. - Сына забрали – было тяжело, а дочку увели – стало вовсе нестерпимо. Какие только мысли и опасения в голове ни бились! Пятнадцатилетняя девочка, да – в неволе, на тяжелейшей работе, в полной власти фашистов…» *Позже Валентину и Зое удалось бежать.

Всю оккупацию прожили Гагарины в землянке, которую называли по-военному «блиндаж». Сколько пришлось пережить!.. Бомбёжки, голод, холод, бесчеловечность врага, похоронки… Каждодневное «негромкое» мужество родителей – Анны Тимофеевны и Алексея Ивановича – всегда было перед глазами детей. Мать и отец не давали поселиться страху в их ещё неокрепших душах; их поведение и слова внушали надежду. И надежды начинали сбываться: победа была всё ближе. 6 марта 1943 г. был освобожден Гжатск. Но фашисты и после себя, отступая, оставляли смерть. «На десятки километров вокруг города тянулись проволочные заграждения и минные поля…, фашистские войска поспешно жгли деревни, взрывали мосты, подпиливали телеграфные столбы, расставляли тысячи мин на всех возможных путях…» (Из книги В.С. Орлова и А.В. Чернобаева «Гжатск»).

«Вскоре загремело и на нашем фронте. Началось наступление советских войск», - напишет позже А.Т. Гагарина в книге «Слово о сыне», а ещё расскажет, просто и без пафоса, о поступке, который иначе и не назовёшь, как героическим.
Перед освобождением Алексей Иванович старался чаще быть на улице. Он наблюдал за всеми передвижениями фашистов. Как-то под покровом ночи в землянке появились советские разведчики, которые стали расспрашивать о расположении немецких батарей, огневых точек, о сосредоточении врагов. «…Уходя, сказали: «Ждите. Скоро будем». И далее: «В одну из первых ночей марта я услышала, как Алексей Иванович осторожно сполз с нар, стараясь не скрипнуть дверью, вышел из землянки. Отсутствовал долго. Возвратился, увидел, что я не сплю, - тихо, едва губы разжимая, рассказал: «Последние немцы ушли. Дорогу заминировали. Если со мной что случится, - запомни: мины напротив нашего дома, да у дома Беловых, а ещё около сушкинского дома. Запомни…и предупреди наших». Утром я разыскала в хозяйстве две дощечки, вывела на каждой крупно: «Мины». Эти знаки Алексей Иванович укрепил в начале и конце заминированного участка… Вскоре в село вошли части нашей родной Красной Армии. Какой же это был праздник! Все, кто остался жив, вышли на улицу, кричали «ура», звали в избы…».


Родители первого космонавта. 60 гг. ХХ в.


В воспоминаниях матери Юрия Гагарина - столько естественной внутренней потребности предотвратить беду, несущую людям гибель от вражеских мин, и при этом – ни слова о смертельной опасности, угрожавшей их семье со стороны озлобленных, спасающихся бегством фашистов. Это говорит о скромности, человеколюбии и способности к самопожертвованию, что достойно глубокого уважения.

Пришло долгожданное освобождение села, но война продолжалась.
Школьники снова приступили к учёбе. Во время оккупации школа сгорела, и ребятишки разного возраста учились теперь в деревенской бревенчатой избе (в просторном доме Веры Дмитриевны Клюквиной, которая жила одна). Юрий Алексеевич вспоминал: «На четыре класса у нас была одна учительница – Ксения Герасимовна Филиппова. Учились в одной комнате сразу первый и третий классы. А когда кончались наши уроки, нас сменяли второй и четвёртый классы. Не было ни чернил, ни карандашей, ни тетрадок. Классную доску разыскали, а вот мела не нашли. Писать учились на старых газетах. Если удавалось раздобыть обёрточную бумагу или кусочек старых обоев, то все радовались. На уроках арифметики складывали теперь не палочки, а патронные гильзы. У нас, мальчишек, все карманы были набиты ими». Патриотизм в душах ребят был вызван общим народным настроением; ненависть к фашистам, посягнувшим на нашу родную землю, вполне закономерно переполняла их, как, впрочем, и радость освобождения от ненавистных врагов. «В классе у нас висела старенькая карта Европы, и мы после уроков переставляли на ней красные флажки, отмечая победоносное шествие наших войск… Мы часами простаивали у карты, изучали географию по военным сводкам Совинформбюро…»


А.Т. Гагарина со студентами ВССО в клушинской землянке. Кон. 70 гг. ХХ в.


А ещё, Юрий Алексеевич ярко и образно вспоминал тот день, когда кончилась война: «Прибежала из сельсовета мать, пахнущая распаханной землей, обняла меня, расцеловала: «Наши войска взяли Берлин!» Я выбежал на улицу и вдруг увидел, что на дворе весна, над головой синее-пресинее небо, и в нём поют жаворонки. Нахлынуло столько ещё не изведанных, радостных чувств и мыслей, что даже закружилась голова… Отныне начиналась новая…жизнь».

Клушино в годы Великой Отечественной войны очень пострадало.
После 1945 г. во многих официальных документах оно уже перестало именоваться «селом».
Юрию Гагарину в детстве выпало пережить страшную, жестокую войну. Статистика уничтоженных городов и селений, ужасающие цифры погибших; тяжкий труд, полуголодные дни и ночи в сырой землянке; потеря близких и земляков, ужас бомбёжек; фашистский кованый сапог на ручонке маленького братика, следы побоев на теле отца; скорбно сжатые, терпеливые губы матери… Сила в характере, приобретенная в годы испытаний.


Наш Гагарин


Гагаринское поколение… У ровесников Юрия Гагарина война опалила своим беспощадным огнём детство. Но испытание войной не смогло сломить силу духа: они шли разными жизненными дорогами, каждый – к своей цели и мечте. Дорога Гагарина пролегла в неизведанный космос. Он шагнул туда бесстрашно, со своей бесподобной, ослепительной улыбкой. Он не знал, чем закончится полёт, но сделал этот героический шаг. Потому что верил в успех и был сильным и смелым. Потому что был воспитан на подвигах тех, кто защищал его детство ценой своей жизни. Потому что любил свою Родину так же, как и они.

Игорева Татьяна Владимировна, старший научный сотрудник Объединенного мемориального музея Юрия Гагарина



   
(с) ФГБУК "Музей Ю.А. Гагарина" 2001-2019 гг.

Назад к содержимому